28.04.2020 11:29
24

Ярин Лев Николаевич

Ярин Лев Николаевич

Зимой 1941-42 годов мы с товарищами проходили военную подготовку на стороне поселка Билимбай. А в ночную смену шли на работу на эвакуированный с запада военный завод. Работали по 12 часов с сутки без выходных дней. На одном из занятий военком спросил нас – сколько нужно времени, чтобы быть готовыми отправиться на фронт. Все молчали. Он дал нам шесть часов. В райком комсомола в назначенное время нас пришло два человека из восемнадцати ребят. Пришли мы с вещмешками, в которых взяли необходимое: кружку, ложку, полбулки хлеба и пару белья. Секретарь комсомола, узнав, зачем мы пришли, отправил нас домой, сказав, когда надо будет, позовем.

А ночью, в перерыве работы, в столовой мне посыльный вручил повестку в Красную Армию. Так, не пообедав, я пошел домой. На скорую руку собрав все необходимое и, попрощавшись с матерью,  в 2 часа ночи направился к месту сбора. С братиками и сестренками не попрощался – спали. Это было 25 мая 1942 года. Это было уже серьезно.

Стояла темная ночь. Нас посадили в грузовые машины и повезли в город Свердловск. Оттуда в товарных вагонах сотни уральских парней выехали на запад, навстречу войне.

В Москве из эшелона отобрали комсомольцев и привезли в одну из школ.   Через три дня, вместе с пополнением московских ребят, нас повезли в Горьковскую область. Это был учебный полк. Здесь мы узнали, что нам предстоит изучать новую боевую технику, она называлась «Катюшей». После месячной учебы в Москве формировался гвардейский минометный полк. В него отбирали только комсомольцев и коммунистов. В этот полк попал и я.  В него вошли уральские и московские молодые ребята. После формирования и вручения полку гвардейского знамени и гвардейских значков нас вместе с «Катюшами» погрузили на железнодорожные платформы и повезли на фронт. Это был сентябрь 1942 года.

Прибыли мы под горд Воронеж, половина которого была занята немцами. Перед отправкой на фронт. 6 августа полку было вручено знамя ЦК ВЛКСМ. Вскоре к нам прибыла делегация от пионеров города Москвы и передала одному из лучших дивизионов полка пионерское знамя. Гвардейское знамя вручили инспекторы из управления Гвардейских минометных частей.

   Я попал во второй дивизион полка, которым командовал гвардии капитан Новиков В. Был я первым номером бронебойного ружья по охране батареи «Катюш» от фашистских танков. Вторым номером у меня был Ефремов.

Немецкая армия рвалась к Сталинграду. В небе над нами господствовали фашистские мессеры. Приходилось из ружья стрелять по ним. За несколько дней, в плохую осеннюю, дождливую погоду полк вместе с другими частями дал сокрушительные залпы по немецким частям, отвлекая, тем самым, часть фашистских сил от Сталинграда.

Пять дней не прекращались бои, превратившиеся, по существу, в одно большое и тяжелое сражение. Снаряды врага повредили несколько наших боевых машин. В короткие ночные передышки спали по очереди, прямо в вырытых в земле для стрельбы из противотанковых ружей круговых окопах. За эти дни полк истребил свыше двух тысяч гитлеровских солдат и офицеров, нанес большой урон технике противника. Многие гвардейцы полка погибли в этих боях.

2-го ноября 1942 года наш полк из под Воронежа прибыл в район хутора Калмыковский, что на Дону. 19 ноября началась мощная артподготовка по фашистским частям. Это было раннее утро. Стоял сплошной гул. Вместе с другими артсоединениями и полками «Катюш» наш полк дал несколько залпов. Путь пехоте и танкам был расчищен. Так началась битва по окружению и разгрому фашистских войск, рвавшихся к Сталинграду.

Зима в этот год была сильно морозна. Из-за секретности «Катюш» спать приходилось прямо на земле, в снегу, укрывшись сверху палатками. Так было всю войну. В ночное время дивизионы полка укрывались в оврагах, лесу, под усиленной охраной. В конце ноября полк с боями вступил в город Калач. Так завершилось окружение больших немецко-фашистских сил под Сталинградом. Несмотря на предложение о добровольной сдаче в плен, немецкие генералы  отказались. Их солдаты были в летней форме. Начались морозы. Началось уничтожение этой группировки. Полк продвигался уже с запада в сторону Сталинграда.  Кольцо сжималось. Под деревней Мариновка орудия нашего дивизиона были укрыты в аппарелях и готовы были по команде дать залп. Местность была открытой, кругом степь. И вдруг, по нашей батарее со стороны противника открыл огонь «Ванюша» - шестиствольный миномет. Лежа в снегу, осколки свистели над головами. В результате этого обстрела было выведено из строя три миномета «Катюш», погибло несколько ребят. Вскоре этот вражеский миномет был накрыт артиллерийским огнем. Мариновка была освобождена, жителей в ней не было.

2 февраля 1943 года группировка немецких войск была уничтожена. Сталинград был в руинах, но не был отдан врагу.

В героической Сталинградской битве наш гвардейский полк имени Московского комсомола покрыл себя славой. За эти бои ему был вручен орден Боевого Красного знамени. После Сталинграда, будучи на ремонте и пополнении в Москве, полк вернул пионерское знамя Московской пионерской организации. Сейчас его хранят пионеры и школьники школы № 36, где находится музей славы нашего 85 ГМДКП.

Получив пополнение и отремонтировав боевую технику, наш полк, погрузившись на железнодорожные платформы, направился снова на фронт. Так мы прибыли  под город Мценск. Ожидалось громадное сражение на Курско-Орловской дуге. Огромной силы огненный шквал рано утром обрушился неожиданно на головы фашистов. Вместе с этим запела и наша «Катюша». Танки и пехота пошли вперед. Мимо наших позиций шла пехота для подкрепления передовых частей. В это время я стоял и разговаривал с ефрейтором Верниным. Около нас в окопчике сидели ординарец командира нашего взвода ПТО и ПВО товарищ Халиков и связист Тюриков. Немецкая артиллерия била наобум. Вдруг за спиной Вернина, недалеко за кустом разорвался немецкий снаряд. Вернин сразу повалился назад и упал на сидевших в окопчике ребят. Я мгновенно присел и наклонился к нему. Глаза у него расширились, я подумал, что его ранило. Зная, что комвзвода в том месте находится, где разорвался снаряд, я побежал сказать ему, что ранило ефрейтора. Подбегая, увидел, что недалеко от воронки разорвавшегося снаряда, лежал и бился в конвульсиях лейтенант Аксенов. Он был буквально изрешечен осколками снаряда, но жив. Требовал, чтобы мы отдали ему его револьвер, который забрали, подбежав к этому месту. Он так сильно мучился, рад был бы застрелиться. Положив лейтенанта на плащ-палатку, унесли его в медсанчасть. Он был родом с Урала. А ефрейтора Вернина убило одним осколком мгновенно.

Похоронили мы его тут же недалеко в лесу. Разрывы снарядов стали удаляться. Наши войска пошли вперед. Были освобождены город Орел, многие деревни. После этих боев наш полк,  потеряв многих ребят, был направлен в тыл для пополнения и ремонта боевой техники. Шел 1944 год. Отдохнув и получив пополнение, отремонтировав технику, наш полк прибыл под город Великие луки. Меня из дивизиона перевели в штаб полка топовычислителем.  В обязанности входило: вблизи от передовой из укрытия вдвоем с напарником при помощи специального прибора засекать места расположения вражеской артиллерии по вспышкам и наносить на планшет. Данные передавать в штаб полки. По этим целям «Катюши» делали сокрушительные залпы. Часто при этом мы с напарником попадали под артиллерийский обстрел противника. Медленно, но упорно фронт продвигался на запад.

К концу 1944 года мы подошли к границе с Латвией. На территории республики наш полк непосредственно участвовал в освобождении города Двинск, за что получил название Двинский. Зима 1944 – 1945 годов была здесь дождливой, холодной. Дороги размыло. Самим приходилось рубить лес и делать настил на непроходимых частях дорог для того, чтобы продвигаться технике вперед. Через каждые полчаса приходилось снимать сапоги, чтобы из них сливать воду, выжимать портянки и наскоро подсушивать их на костре. В таких условиях, находясь под городом Рига, наш полк вместе с другими частями держал в окружении Курляндский мешок    в нем находилось много боевой техники и сотни тысяч солдат немецкой армии. Тем самым облегчая боевые действия Красной Армии в Восточной Пруссии.

Здесь и застал меня День Победы. Целыми колоннами, на повозках, наполненных вещами немецких солдат, с белыми флагами на дугах лошадей шли в наш тыл горе-завоеватели. Услышав приказ главнокомандующего о Победе над фашистами и завершении Отечественной войны, мы в 4 часа утра 9 мая 1945 года выскочили из глубоких ям, вырытых в земле, обнимались. Поздравляли друг друга и из всего личного оружия давали в воздух залпы.

После небольшого отдыха и бани, устроенной в палатке, мы погрузились на железнодорожные платформы вместе с боевой техникой и поехали на Дальний Восток. Предстояло помочь Китаю освободить его территорию от японских захватчиков. Ехали через весь Советский  Союз целый месяц. Наш эшелон делал остановку на станции Билимбай, на моей родине. Когда я своему командиру сказал, что вон там около церкви, которую было видно, живут мои родители, он говорит – иди, повидай их. Я отказался, зная. Что могу отстать от полка навсегда, в  котором прошел всю войну. Подумал, что с японцами разделаемся быстро, тогда уж вернемся домой. Почему-то была такая уверенность. Прибыли и разгрузились на месте 1 июля. Своим ходом добрались до села Ленинское, недалеко от реки Амур. 

9 августа 1945 года на плавсредствах вместе с техникой переплыли реку Амур и вступили на землю Китая, оккупированную японскими войсками. Наши «Катюши» дали несколько залпов. Японские захватчики отступали без остановки, сопротивляясь отдельными группами, предпочитая смерть.

2 сентября Китай был полностью освобожден. Оставшиеся в живых японские солдаты капитулировали. Наш полк «Катюш» незамедлительно вернулся на территорию России, так как боевая установка считалась еще секретным оружием. Так для нас, молодых ребят, оставшихся в живых, эти две страшные войны закончились и ушли в историю.

Эти короткие, частичные воспоминания о тех боевых годах остались в памяти по прошествии чуть ли 50-летней давности.

В это мирное время мы, однополчане, встречаемся в Москве, в школе № 36 через каждые десять лет. Во дворе школы стоит обелиск павшим в годы войны на фронтах нашим ребятам. На стене мемориальная доска с фамилиями погибших гвардейцев. Многие уже в мирное время умерли.

 

Ветеран 85 ГМДКП Л. Ярин

 

(Орфография и пунктуация авторская)